Меню Продукция Поиск

Поиск на сайте

Воспользовавшись поиском вы можете найти интересующую продукцию гораздо быстрее.

Начать поиск

Консультация
«Вопрос - ответ»

Не нашли что искали? Задайте вопрос консультанту, или найдите нужной ответ в наиболее часто задаваемых вопросах.

Задать вопрос

Каталог продукции

На Итурупе ЗАО «Курильский рыбак» строит малые промысловые суда РБ-80

Пока на различных уровнях много и часто говорят о необходимости возрождения судостроения, ЗАО «Курильский рыбак» не тратит время на разговоры, а уже несколько лет делает необходимые для себя промысловые суда РБ-80.

Кто найдет фото самих судов — добавляйте.

Тот, кто много лет не бывал на Итурупе, буквально впадает в ступор при виде произошедших на острове изменений. Подобное чувство испытал я пару лет назад.

А недавно был поражён известием о том, что на Итурупе, оказывается, имеется судостроение — на местном предприятии «Курильский рыбак», которое занимается добычей, обработкой и искусственным воспроизводством лосося на ЛРЗ.

Суда эти небольшие, типа РБ-80. Именно такой маломерный флот необходим предприятию для прибрежного кошелькового промысла лосося. В этом году в «Курильском рыбаке» появились два современных судна типа МРС-150 американской постройки (наша газета об этом уже писала). Но старый добрый РБ-80 тоже сбрасывать со счетов нельзя. Хотя то, что строят сейчас курильчане, вовсе не прежний РБ: это, фактически, принципиально новое судно с другими производственно-техническими характеристиками и возможностями.

Главный инженер «Курильского рыбака» Андрей Адамович Гук рассказывает, что необходимость создания судоремонтного участка (а именно он строит и новые кунгасы, и новые РБ) была продиктована жизнью: имеющийся на предприятии маломерный флот стареет, его надо ремонтировать. А где? На Курилах — негде. На Сахалине тоже, в принципе, негде и некому: судоремонтные заводы ушли в небытие. Как-то «Курильский рыбак» попытался отремонтировать в одной организации МРС-150. Итог: во-первых, это было довольно долго, во-вторых, обошлось весьма недёшево. Но даже не это главное. Как ты ни контролируй ремонт, как ни смотри — всё равно остаётся немало огрехов.

Тогда и родилось очень разумное решение: лучше самого себя никто для себя не сделает. И лет шесть назад появился на предприятии судоремонтный участок. Это потом появилось желание и возможность строить новые маломерные суда. Потому что, по большому счёту, нужный флот купить негде — единственное на Дальнем Востоке предприятие предлагает по высоченной цене малые рыболовные сейнеры, которые выпускаются по проектам 20-25 летней давности с небольшими переделками, не особо влияющими, по мнению многих рыбаков, на эффективность и удобство промысла.

А корабли всем нужны разные. На Итурупе, например, преобладает лосось, и суда для его добычи должны быть соответствующими — не такими, например, как для наваги. Поэтому для «Курильского рыбака» так подошли «американцы» — ведь на Аляске лосось добывают либо кошельком, либо плавными сетями.

Но и у отличных американских судов (за океаном же не пребывали в многолетнем застое и развале, как это случилось в России, а развивали и совершенствовали весь промысловый арсенал) тоже есть серьёзный недостаток. Это цена. Поэтому на предприятии обратили внимание на имеющиеся РБ-80, которые уже выработали свой ресурс. Судам решили дать вторую жизнь. Если говорить точнее- дать вторую жизнь наименованию «РБ-80». Ибо от прежнего судна судоремонтники не оставили ничего. Всё оттуда выкинули, практически на 70 процентов заменили обшивку. Фактически оставили только киль. А потом стали нашпиговывать коробку другими, более современными механизмами. Они недешевы, очень недешевы. Но это оборудование облегчает условия работы, его наличие и правильное использование позволило сократить количество рабочих рук на судне. Обычно на судне работает восемь человек, а на этом РБ-11351, которое вы видите на снимке, сделанном в порт-ковше, можно работать впятером-вшестером. А отсюда, как все понимают, и заработная плата.

Интересный факт: это небольшое суденышко вышло в первый «пристрелочный» промысловый рейс как раз накануне моей встречи с А. А. Гуком, когда только-только начиналась кетовая путина. «Первый блин» принёс две тонны рыбы. И оказался, как шутит, Андрей Адамович, вовсе не комом. Полученный результат — поймали и сдали, — говорит о том, что все винтики и шестерёнки «крутятся» в нужном направлении.

Забегая вперёд, отмечу, что на предприятии имеются отличные корпусники, сварщики, инженеры судоремонта — такие, например, как Павел Васильевич Криницкий. Он всю жизнь работал в судоремонте Приморья, и не рядовым работником, а одним из руководителей. А потом оказался на Итурупе: умеют на предприятии находить и привлекать нужных людей.

Характерная особенность. Если на других судоремонтных предприятиях имеются различного вида слесари, то в «Курильском рыбаке» их нет: все работы на своём судне выполняют только члены экипажа. Что-то умеют, чему-то учатся на ходу. Возможно, имеющиеся у экипажа знания судоремонта не позволят ему справиться с работой на каком-нибудь очень крупном траулере со сложным оборудованием, но «эрбушки» рыбакам вполне по силам. Работают они в жёстком временном режиме, но с хорошим качеством — для себя же стараются, сами же будут работать на нём. «Аппетит приходит во время еды, — говорит Андрей Адамович. — Если человек начал думать, то он продолжает думать и дальше. И додумывается до очень многого. Очень многого, — уточняет он. — В этом большой плюс нашей организации производства».

А накануне первого рейса нового РБ был подписан приказ о премировании экипажа. Весьма приличные деньги получили ребята.

Нынешний РБ — это уже третье построенное на предприятии аналогичное судно (напомню, что здесь выпускается много другого флота. Например, в день, когда я находился в ЗАО «Курильский рыбак», на судоремонтном участке стояли в неплохой стадии готовности два кунгаса в металлических корпусах: через десять дней они должны были работать на промысле кеты. А ведь ещё немало работы по текущему ремонту судов — и не только своих: южнокурильчан также выручают). В год стабильно выпускается один промысловый «корабль». И, что немаловажно, всё делается в соответствии с законом. «Курильский рыбак» имеет разрешение Регистра на проведение ремонта судов до 300 регистровых тонн, ремонт двигателей до 300 лошадиных сил, дизель-генераторов до 100 квт. При реконструкции судов предприятие взаимодействует с находящимся в Южно-Сахалинске конструкторским бюро «Сафил», которое оформляет как положено все необходимые документы.

А начиналось всё с того, что флот надо было где-то ремонтировать…

Приобретали необходимое для этого оборудование: имеется свой станочный парк, сами стали изготовлять гребные валы — был приобретён станок с удлинённой до 5,5 метра станиной. «А до этого, — говорит А. А. Гук, — существовала целая проблема. Мы обращались на Сахалин, отправляли туда заготовку: болванку упаковывали в ящик, грузили на теплоход, — а там и точить-то особо некому — остались только дедушки, которые в силу преклонного возраста не всегда могут выйти на работу. Кадровая составляющая везде очень сложная».

Кстати, обходится переоборудование судна с учётом всех затрат намного дешевле, чем купить. Ни один судоремонтный завод за такие деньги не будет строить корабль. Так что, самому предприятию, уточняет Андрей Адамович, иметь штат специалистов и содержать его весьма выгодно.

— А где вы здесь, на Курилах, взяли квалифицированные кадры?

— В основном, из Приморья: сварщики, корпусники. Очень высококвалифицированные люди. Половина из них имеют свидетельства, позволяющие выполнять сварочные работы на подводной части корпуса. Есть у нас и электрики — ведь электрокоммуникаций, кабельных трасс очень много… А вот каких-то приезжающих специалистов, которые бы нам что-то настраивали и потом уезжали, нет. Мы всё делаем сами.

— Вас пока устраивает то, какие суда строит предприятие?

— Ну, конечно, нет! Но самое главное — мы на одном месте не останавливаемся. Что-то ещё маленько модернизируем… Но думаю, что через годик у нас родится какой-нибудь именно курильский проект промыслового судна для прибрежного промысла.